Top100 online игр

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Страница book onlinecomua


top100 игр online

2017-09-26 09:09 Главным художником первых шести игр оставался Ёситака Амано, он, кроме того, разработал Топ 100 лучших MMORPG, рейтинг онлайн игр за 2016 2017 год от наших пользователей, выбираем best mmo games




- Я тебя люблю! - Докажи! - Как? - Крикни, что любишь, чтобы в мире все услышали. Он тихо подошёл и шепнул ей на ушко: - Я тебя люблю... - Почему так тихо и почему на ушко? - Потому что весь мир для меня - это ты.


Кредит - игра с банком на раздевание.






Мы целуемся с тобой В темноте подъезда. У соседей уж отбой, Суеты нет следа. Блеск твоих глаз говорит Ласково, с любовью, Что душа твоя горит - Требует раздолья. Поднимаемся скореей Мы ко мне в "скворечник". Загорелось пять свечей, Вставленных в подсвечник. Молча приближаемся Мы к моей постели. Оба улыбаемся, Думая о цели. Нежно глажу твою грудь, Твердые сосочки. Хочется к тебе прильнуть, Целовать всю ночку. Волос на твоем лобке Ласково лоснится... И такое тоже мне Может ведь приснится !


А теперь представьте: начало 1983 года, только что Брежнев сковырнулся, по всей стране андроповщина (полезного в ней только и было, что появившаяся Андроповка по 3.50 в бутылках из-под лимонада "Буратино"), у нас в провинции народ притих еще ниже травы. В этих условия выбирают меня председателем художественного совета в одном очень большом ВУЗе. Ну, учитывая, что нас учили по специальностям, далеким от художественного творчества, эта должность была чисто представительской на время проведения всяких фестивалей художественной самодеятельности и пр., после которых нас дежурно таскали в партком и там слегка дрючили за нераскрытие преимуществ социализма. Но не в этот раз: в этот раз решили вздрючить показательно. Дело в том, что мы поставили спектакль (не больше и не меньше), построенный полностью на анекдотах (часть их которых сейчас здесь проходит под видом новых). По тем временам идея, мысль и форма отдавали, по нашему мнению, жутким свободомыслием, через что меня чуть и не выгнали с третьего курса. Анекдоты были разные: и про евреев, и про армянское радио, и про чукч, и про Пентагон и т.л. Для усиления комического эффекта анекдоты инсценировались на нерусских языках, причем грузинский анекдот игрался по-английски, английский - по-армянски и т.д.(при этом закадровый переводчик гнусаво переводил все на русский в лучших традициях подпольных видеозаписей того времени). Ну, само собой, назавтра после премьеры я уже стоял в кабинете парткома перед руководителями партии и народа в одном отдельно взятом ВУЗе (причем они, само собой, сидели) и давал ответы на вопросы. Все бы кончилось рутинно выговором без занесения (да и куда заносить, если я не член), если бы меня черт не дернул проявить свободомыслие и здесь. У меня спросили, какую идеологическую нагрузку несет наш спектакль, ибо "либо социалистическая идеология, либо буржуазная - третьего не дано" (Ленин, по памяти). Так вот, говорят, раз это не социалистическая идеологий, стало быть буржуазная. Народ уже складывает папки перед вынесением справедливого приговора, как я встреваю, как дурак: вы, говорю, слишком прямолинейно понимаете Ленина. У заседтелей, бывших уже на полпути к двери, отвисают подбородки, а председательствующая, победоносно и плотоядно потирая руки, с такой иезуитской улыбочкой сладким таким голоском просит меня выйти в коридор и подождать решения. Решили отправить меня на заседание райкома партии, как исключительно вредного для народа элемента. И враги, и друзья уже попрощались со мной в роли студента третьего курса, я уже оплакивал свою загубленную молодость и быстрый язык. Но на заседании райкома начался полный цирконий. Скажите, говорит председатель, почему Вы решили обратиться к анекдотам, вам что, мол, нашей классики соцреализма не хватает? Наученный свежим, но уже горьким, опытом, говорю: "Хватает". А чего ж, говорит, вы вот тут анекдотики решили рассказывать со сцены? И, говорит, почему сплошь армянские, вы что, против армянской нации? (Тут ему помощник подсовывает листок). А, говорит, я вижу вот тут и грузинские рассказывали, Вы что, против грузинской нации? (Еще листок и еще одна нация) Заседающие уже начинают получать удовольствие от этого маразма и даже не стараются это скрыть. Причем все заняты чтением листков, на которых отпечатаны на машинке рассказанные нами анекдоты. Не знаю, как долго продолжалось бы поименование наций и народностей, против которых я, если бы дойдя до еврейской нации, председательсвующий не изготовил следующую конструкцию: "(в листок)А я вот вижу, вы и про евреев рассказывали, вы что, имеете что-то против еврейской нации, товарищ (долгий взгляд на листок и по слогам)...э-э...Альт...шул...лер... (громко в сторону сидящих) во, черт, фамилия какая, армян, что ли?" Надо ли говорить, что тут уже заседательствующие не могли более сдерживаться и, потеряв всякий стыд, начали попискивать и прыскать как какие-то якобинцы с карбонариями, а не уважаемые члены райкома партии; меня быстро удалили из кабинета, через 5 минут, в течение которых оттуда доносились взрывы хохота, меня ввели в боковую комнату, и там давясь от приступов смеха, инструкторша райкома сказала, что, мол, давай иди отсюда, пока мы в добром расположении духа и больше не груби старшим на парткоме. Вот так вот благодаря правильному отбору анекдотов и вовремя произнесенной фамилии меня миновало исключение с третьего курса.